Программа социологического исследования10 Концептуальная основа программы 13 - страница 14


не хочет отвечать на вопросы или отвечает недобросовестно, а еще и в том,

что только в процессе обоюдного анализа той или иной проблемы (исследо-

ватель со своей стороны, респондент - со своей) можно докопаться до исти-

ны. От респондента, конечно, не надо ожидать знания истины в последней

инстанции. Это задача социолога. От респондента требуется только тща-

тельное обдумывание, напряженный поиск ответа на заданный вопрос. Но

все это можно получить только в том случае, если респондент активно

включается в осмысление поставленных перед ним задач.

Встаньте на место респондента, вспомните те ситуации, когда к Вам

обращались за помощью в решении каких-либо проблем, и Вы увидите, что

в зависимости от того, как к Вам обращались, они и решались. Практика ру-

ководства прямо подсказывает, что в зависимости от того, в какое положе-

ние по отношению к себе Вы ставите другого, скажем, в ситуации "руково-

дитель - подчиненный", соответствующим образом и решается та или иная

задача. Не считайте, что респондент обязан отвечать на Ваши вопросы, что

он ничего не понимает и что Вы можете его перехитрить.

Исследователю при решении определенной задачи может потребо-

ваться выяснение непосредственной реакции респондента на вопрос анкеты.

Для этого необходим особый метод исследования. Так, в одной из анкет со-

циолог предварял вопрос такой фразой: "Отвечайте быстро, не думая". Не

будем останавливаться на стилистической некорректности данной фразы.

Человек всегда думает, как бы быстро он не отвечал. Но смысл этого требо-

вания заключается в том, чтобы респондент отвечал спонтанно, брал первый

же возникший в уме ответ, отвечал быстро, долго не размышляя, ни с кем не

советовался. Спонтанные ответы показывают непосредственное отражение в

сознании человека некоторых явлений или выражают мнение, являющееся

для респондента важным, существенным, определенным без всякого сомне-

ния.

Такой подход к снятию информации имеет смысл при решении ряда

специфических задач. Но вот когда вопрос касается того, какой холодильник

хотел бы купить опрашиваемый, нас интересует не спонтанная установка на

выбор той или иной марки холодильника, обусловленная, скажем, общим

мнением, а реальное поведение при покупке холодильника. Здесь требуется

уже аналитическая работа респондента.

При спонтанной реакции респондент может ответить, что он предпо-

читает холодильник зарубежного производства, но в действительности он

может купить и отечественный холодильник. В своем ответе он может про-

сто высказать общую положительную оценку данной марки холодильника, а

при покупке холодильника его выбор может определяться целым рядом

факторов, обусловливающих то или иное решение, например, стоимостью,

объемом, габаритами, внешним видом. Выбор зависит и от конкретной си-

туации. Допустим, вам требуется холодильник на дачу, т.е. он будет исполь-

зоваться три месяца в году. Тогда покупать большой холодильник не имеет

смысла, даже при самых лучших его характеристиках.

Если мы хотим получить цельную картину поведения респондента, а

не случайную реакцию на вопрос, необходимо (это важное средство получе-

ния интересующей нас информации) детально оговорить в анкете все ситуа-

ции, при которых респондент стал бы или не стал покупать тот или иной хо-

лодильник. Их надо обсудить, обдумать. В этом и проявляется активная по-

зиция респондента. "Давайте обсудим, - говорится в анкете, - какой холо-

дильник Вы хотели бы купить?". Мы приглашаем респондента к обсужде-

нию, и в его процессе, ходе обдумывания ответов на вопросы, описывающие

различные ситуации при покупке холодильника, они звучат уже не как тре-

бование ответа, а как желание узнать мнение опрашиваемого, понять его ис-

тинное устремление и установки. В этом случае человек, которому мы зада-

ем вопросы, выступает в роли активного лица, в мнении которого мы очень

заинтересованы.

При разработке вопросов следует помнить и учитывать, что респон-

денты довольно часто отвечают спонтанно, не обращая внимания на тип во-

проса и на то, что социолог просит не спешить с ответом, а внимательно

прочитать все предложенные альтернативы. Ими движет при этом желание

побыстрее ответить и отделаться от анкеты. Оно возникает в том случае, ес-

ли опрашиваемые оказались не заинтересованными в результатах опроса,

т.е. социолог не смог привлечь респондентов к совместной работе в качестве

активных партнеров, и беседа не удалась. А это показатель того, что анкета

построена неправильно, вопросы не продуманы, доверительные отношения

между социологом и опрашиваемым не установились. Правильные взаимо-

отношения, повторяем, необходимо строить на взаимном доверии. Респон-

дент отвечает формально, говорит не то, что хочет или может сказать в дру-

гих условиях тогда, когда он не верит в нужность Вашей анкеты, в результа-

тивность Вашего исследования.

"А почему Вы считаете, что люди отвечают

Вам искренне?"

Несмотря на то, что социология сегодня приобрела не скажу боль-

шой, но явный авторитет в обществе, что за ней признали право голоса при

анализе больших групп и слоев населения, что данные социологических ис-

следований нередко являются единственным основанием для принятия ре-

шений и проведения широких мероприятий социального плана, тем не ме-

нее некоторая настороженность к конкретным социологическим исследова-

ниям, к достоверности их данных все-таки сохраняется. Зачастую она выра-

жается в сомнении, что опрашиваемые отвечают искренне на вопросы анке-

ты. Иногда, когда отчитываешься перед заказчиком, знакомишь его с ре-

зультатами опроса и вдруг слышишь: "А почему Вы считаете, что люди от-

вечают Вам искренне?" И в самом деле, откуда у социологов возникает уве-

ренность в том, что респондент отвечает искренне?

Прежде всего необходимо сказать, что прямой и жесткой связи между

искренностью ответов респондентов и достоверностью получаемых в ходе

исследования результатов нет. Некоторые люди, далекие от социологии, на-

прямую связывают достоверность результатов исследования с искренностью

ответов респондентов. Безусловно, достоверность данных социологического

исследования во многом зависит от искренности ответов респондентов. Но в

целой картине исследования фактор "искренности-неискренности ответов"

является не самым существенным в получении достоверных результатов.

Как это не парадоксально звучит даже при неискренних ответах респонден-

тов можно получить достоверную информацию. Почему? Прежде чем отве-

тить на этот вопрос, необходимо разобраться, что понимать под неискрен-

ним и искренним ответами.

Ложный, или сказать мягче неискренний, ответ, т.е. случай, когда

респондент сознательно отказывается от варианта ответа, более всего соот-

ветствующего, по его мнению (необходимо подчеркнуть, что именно по его

мнению), некоторому объективному процессу, и выбирает другой ответ, ко-

торый не соответствует объективной реальности (опять же по его мнению),

есть по сути дела сознательное отрицание им того ответа, который по его

мнению является правильным. Если понимать искренность ответов респон-

дентов как адекватное соответствие ответа данному объективному процессу,

явлению, то в некоторых случаях и сам респондент не сможет ответить од-

нозначно, соответствует или не соответствует его мнение изучаемому явле-

нию. В лучшем случае он может заявить, что таково его мнение, и только.

Требовать от него большего нельзя. Дело социолога определить, насколько

мнение респондента или группы респондентов соответствует объективной

реальности. Таким образом, понятия истинности и ложности ответов теряют

содержательное значение. Мнение респондента не может быть искренним и

неискренним, не может быть истинным или ложным, оно может только или

соответствовать, или не соответствовать некоторому объективному процессу

или соответствовать ему частично. Если даже респондент заведомо выбира-

ет тот ответ, который, по его мнению, не соответствует истинному ответу, то

и в этом случае он попадает во время анализа в группу людей, мнение кото-

рых не соответствует некоторому процессу, явлению, что устанавливает ис-

следователь своими собственными методами анализа.

Даже если большинство или все респонденты предпочтут не выска-

зывать своего искреннего мнения, скажем, по вопросам интимного характе-

ра, а выберут какой-то другой ответ, отражающий некоторые общие уста-

новки, или ответ престижного характера, то и в этом случае "неискренние"

ответы респондентов будут являться выражением некоторых общих их уста-

новок по оценке данного явления.

Социолог задает вопрос о том, были ли у респондентов добрачные

половые отношения. Сразу можно предположить, что большая часть опра-

шиваемых предпочтет уклониться от искреннего ответа и выберет тот, кото-

рый соответствует некоторому общепринятому мнению. Ответы респонден-

тов в этом случае можно расценивать как неискренние, поскольку возможно

какая-то часть ответов не соответствует действительности. Но можно рас-

сматривать их и как истинные, т.е. с позиции анализа установок респонден-

тов на это явление, тогда мы получим совсем другую информацию, полно-

стью соответствующую реальности, которую отразили ответы респондентов.

Мы спрашиваем у женщин об их возрасте и выясняем в результате

анкетного опроса, что женщины всегда оказываются несколько моложе, чем

на самом деле. Это значит, что в своих ответах женщины (или часть из них)

несколько "омолодили" себя. Можно ли назвать их ответы искренними? Ко-

нечно, нет, если мы хотим получить информацию о среднем возрасте опра-

шиваемых женщин. Но в то же время их ответы можно считать вполне ис-

кренними с позиции их установок, мнения о себе по такому важному вопро-

су, как возраст. Ответы эти полностью отражают конкретную объективную

реальность - мнение и установки респондентов. Не случайно на вопрос

"Сколько Вам дают лет?" подавляющее большинство женщин, если не все,

отвечают, что им дают меньше лет, чем есть на самом деле. Разница в отве-

тах на этот вопрос заключается только в том, что одни говорят намного

меньше, другие немного меньше, чем на самом деле, но суть остается при

этом та же самая.

Ложный ответ - это тоже ответ, в котором отражаются определенные

отношения, установки, мнение респондента. Неискренние ответы могут

быть разными, но они всегда ограничены уровнем понимания и оценки дан-

ного события, а значит и вариантами ложного ответа, которых, как правило,

не особенно много. Поэтому достоверность результатов исследования зави-

сит в первую очередь не от феномена искренности или неискренности отве-

тов респондентов, а от четкого понимания социологом, какое явление отра-

жают полученные ответы, какие объективные процессы стоят за теми или

иными мнениями опрашиваемых. Это касается не только так называемых

неискренних ответов, но и всех без исключения ответов респондентов, даже

тех, которые, казалось бы, не вызывают сомнения в искренности.

Пожалуй, можно сказать, что неискренних ответов не бывает, есть

только высказанное респондентом мнение. В задачу исследователя входит

определить те объективные процессы, которые в нем отражаются. Эта зада-

ча и оказывается достаточно сложной. Хуже всего то, что она далеко не все-

гда бывает осознана самими исследователем. Отношение к ответам респон-

дентов как к обязательно адекватно отражающим объективную реальность

(за исключением неискренних) часто приводит к неверной интерпретации

полученных результатов, к неверным выводам и соответственно - неверным

рекомендациям. Несоответствие полученных выводов изучаемой объектив-

ной действительности, которое обнаруживается благодаря повторным ис-

следованиям или другим методам изучения, а то и просто в соответствии со

здравым смыслом, приводит исследователей к мысли о возможной неис-

кренности респондентов. На самом деле здесь, возможно, отражается неаде-

кватное понимание респондентами реальных проблем при ответе на вопро-

сы анкеты.

Но даже если жестко связывать достоверность результатов с искрен-

ностью ответов респондентов, то стоит подумать, часто ли встречаются та-

кая неискренность, часто ли респонденты выбирают неверный ответ и обво-

дят кружочком кодовое число той альтернативы, которая, с их точки зрения,

не отвечает объективной реальности. Стоит подумать и о различных причи-

нах таких ответов. Может быть опрашиваемый стесняется ответить искрен-

не, боится открыто выразить свое мнение, скажем, высказать отношение к

своему непосредственному руководителю, или, не будучи уверенным в пра-

вильности своего взгляда на предлагаемую анализу явление, дает случайный

ответ.

Практика социологических исследований и методический анализ от-

ветов респондентов показывают, что опрашиваемые, как правило, стараются

отвечать искренне, т.е. выбирают те ответы, которые соответствуют их мне-

нию. Безусловно имеются случаи, когда респондент уходит от искреннего

ответа и выбирает другой, ложный, с его точки зрения, ответ, не отражаю-

щий объективную реальность. Но это бывает сравнительно редко. Почему?

Потому что в этом случае опрашиваемому приходится проделывать доволь-

но сложную умственную работу.

Дело в том, что для респондента анкета представляет собой хаотиче-

ский набор вопросов (об этом мы еще будем говорить), где каждый из них

существует как бы сам по себе, самостоятельно, вне связи с другими. Если

только респондент абсолютно не вдумывается в вопросы анкеты и не отме-

чает механически первый попавшийся код (такое случается у отдельных

респондентов, если их замучить вопросами), то для того, чтобы выбрать

нужный ответ, он должен ввести вопрос в систему своих рассуждений и

отыскать в ней ответ в соответствии с контекстом определенных событий.

Это необходимый процесс, поскольку любое событие и явление объектив-

ной реальности существуют в сознании человека не сами по себе, а в неко-

торой взаимосвязи с другими событиями, явлениями и обязательно в какой-

то единой системе. В этой системе сущностное значение каждого явления

определяется в контексте прошлых явлений и событий. Чтобы выявить зна-

чение нового, предлагаемого, явления, в данном случае анкетного вопроса,

респондент должен сначала ввести его в контекст своих рассуждений, в це-

почку прошлых событий и явлений. Далее, он должен найти ответ, нужный,

или истинный, в том смысле, чтобы он отвечал определенной логике разви-

тия событий, или, говоря иными словами, концептуальной логике.

Например, мы спрашиваем у респондента, что мешает ему хорошо

работать. Прежде чем ответить на заданный вопрос, выбрать ответ из пред-

ложенного ряда альтернатив, он должен мысленно построить систему рас-

суждений и определить, что такое плохо и что такое хорошо работать, выяс-

нить, что мешает и что способствует хорошей работе, рассматривая это ком-

плексно, с учетом всех факторов в их ранговой последовательности, пред-

ставив себе описанное в некоторых временных и пространственных рамках

и т.д. И только после этого он должен вывести правильный, т.е. соответст-

вующий логике его рассуждений, ответ. (Здесь опять необходимо подчерк-

нуть, что логика рассуждений опрашиваемого может быть и неправильной,

т.е. не соответствующей тому объективному процессу, который мешает или

способствует его хорошей работе). Это трудно сделать, отвечая даже на про-

стые вопросы, выясняющие установки. Вот почему отвечать на вопросы ан-

кеты всегда трудно.

Работа с анкетой вызывает усталость, поскольку требует умственного

напряжения, особенно у неподготовленных людей. Нередко именно из-за

этого некоторые опрашиваемые (хотя и не всегда осознают в полной мере)

отказываются от заполнения вопросника или от ответа на отдельные вопро-

сы. Как показывает методический анализ анкет, чем сложнее методика, чем

она многословнее и чем труднее вопросы по содержанию и по форме, тем

выше процент отказа от ответов (иногда до 70%).

Теперь представим себе, что респондент решил сознательно ответить

неискренне. В этом случае ему придется проделать двойную работу: сначала

построить систему рассуждений, чтобы найти правильный ответ (иначе как

можно определить неправильный), затем снова построить соответствующую

систему рассуждений, чтобы найти строго определенный неправильный от-

вет. Ведь неправильный ответ - это не первый попавшийся ответ, он, как уже

говорилось, является результатом рассуждений и логических построений, но

уже другой системы, предназначенной для определения неправильного от-

вета. Неправильный ответ так же отражает некую объективную реальность в

преломлении человеческого сознания, что и выражается в содержательной

сущности неправильного ответа.

Так, при анализе и выявлении причин, мешающих хорошо работать,

респондент пришел к объективному выводу, что одним из основных факто-

ров является его личная неорганизованность, недисциплинированность, не-

умение. Но ему, понятно, не хочется в этом признаться, и он ищет другие

причины, прежде всего в объективных условиях, причем таких, которые ка-

зались бы правдоподобными, и обнаруживает их, например в плохой орга-

низации труда, низкой зарплате и пр. Это значит, что во втором своем рас-

суждении он должен был построить соответствующую систему, чтобы найти

правдоподобный ответ именно в объективной сфере. То, что нередко бывает

именно так, показывает методический анализ открытых вопросов. Среди

критических замечаний тысячи с лишним предложений по улучшению рабо-

ты предприятий практически не встретилось ни одного, которое говорило

бы о том, что сам респондент плохо работает, что это положение следует

исправить. Это явление может быть объяснено и другими причинами, кото-

рые сейчас мы не будем анализировать.

В то же время на закрытый вопрос, предложенный студентам МГУ, о

том, что мешает хорошей учебе, более трети ответили: "личная неорганизо-

ванность", "неумение учиться", что соответствует действительности, как по-

казал дальнейший анализ. Сказанное показывает, что вполне можно дове-

рять (в определенных пределах, конечно) ответам респондентов.

Еще раз повторим: делать такой двойной анализ довольно трудно,

тем более, что неискренний ответ искать намного сложнее, чем искренний,

полностью отвечающий логике не только рассуждений, но и событий, т.е.

объективной реальности. Искренний, правильный ответ может быть только

один, тогда как ложных - несколько (хотя, разумеется, и не бесконечно мно-

го). При этом трудно решить, какой из них предпочтительнее. Грубо говоря,

если человек хочет солгать, то он должен помнить, что он говорил (или ду-

мал), хорошо знать истинный ответ, чтобы знать неистинный. Как гласит

английская пословица: "Тому, кто лжет, нужна хорошая память".

Проблема искренности и неискренности респондентов не самая

сложная в социологическом исследовании. В связи с проблемой достоверно-

сти результатов правильнее говорить не о неискренности респондентов, а о

качестве проведения всего исследования, прежде всего о правильном и гра-

мотном построении вопросов и анкеты в целом. Чаще всего респонденты

стремятся отвечать искренне, но из-за ошибок исследователей они оказыва-

ются в таких условиях, что вынуждены отвечать неправильно: не понят во-

7706279747852565.html
7706364923118512.html
7706455660534021.html
7706581374550259.html
7706622968913927.html